Новият роман на Виктор Пелевин „Батман Аполо“ излезе точно в полунощ по книжарниците на Москва

Новият роман на известния руски писател Виктор Пелевин „Батман Аполо“ се появи за продажба точно в полунощ на сряда срещу четвъртък в книжарниците „Москва“ на улиците „Тверска” и „Воздвиженка” в руската столица, съобщиха от издателство „Ексмо“.

В съобщението пишеше, че първите, които си купят книгата получават уникални сувенири.

Това не е първият случай, когато книга на Пелевин се появява посред нощ – през 2008 г. сборникът му „П5“ излезе на пазара точно в полунощ на 5 октомври, което създаде опашки през малобройни книжарници, отворени в този късен час. 

Пелевин се определя като главен мистификатор на съвременната литература. Писателят от самото начало на своята творческа кариера на практика не общува с медиите и не се среща с почитатели, а появата на всяка негова книга винаги е обвита в тайнственост.

От издателството се затрудняват да дадат някакви отговори на многобройните въпроси, свързани с новия роман. Обаче те отбелязват, че „Батман Аполо“ вече предизвика треска сред почитателите на автора и резултатите от предпродажбите на книгата вече заемат призовите места в класациите.

„Медиите и социалните мрежи са изпъстрени с дебати по повод съдържанието на новия роман на главния мистификатор на нашето време. За какво е писал Пелевин в книгата? Съвсем скоро любопитството на читателите ще бъде задоволено“, успокояват от „Ексмо“.

Произведенията на Пелевин са преведени на всички основни световни езици, включително японски и китайски. Пиеси по мотиви от неговите книги се играят в Москва, Лондон и Париж. През 2011 година излезе неговия филм "Generation П" по сценарий на прочутия едноименен роман на писателя.  


Откъс от романа „Батман Аполо“

Симулякр

Симулякр есть некая поддельная сущность, тень несуществующего предмета или события, которая приобретает качество реальности в трансляции. К примеру, это некий пикет у посольства или пляска в церкви, которые организуются только для того, чтобы снять об этом массово тиражируемый видеоотчет – и длятся ровно столько времени, сколько снимают это "документальное свидетельство реального события" (создатели рассматриваемого понятия жили в те времена, когда у пикетов и плясок могли быть и другие цели).

Словом, симулякр – это подтасовка перед глазами зрителя, которая заставляет его включить в реальный пейзаж некие облако, озеро или башню, которые на самом деле вырезаны из бумаги и хитро поднесены к самому его глазу.

Однако что это за "реальный пейзаж"?

Учение о симулякре, несмотря на свою "революционность", основано на подсознательной вере в существование подлинных, серьезных, фундаментальных и постоянных сущностей и смыслов, поскольку само понятие "симуляции" предполагает существование "настоящего". Проблема, однако, в том, что абсолютно все сущности, среди которых проводит свое время человек, имеют одну и ту же природу. Все они в равной степени являются поддельными – и у "симулякра" нет никакой оппозиции, которая оправдывала бы введение подобного термина.

Это просто обозначение того единственного способа, которым приходит в существование абсолютно все. Разница только в качестве подделки. Что-то подделано недавно, грубо и наспех – это политические симулякры. Что-то подделано уже давно, и работа сделана несколько тоньше – это культурные симулякры. А самые фундаментальные симулякры создает человеческий ум, опирающийся на язык. Это языковые конструкты, воспринимаемые как внешняя (или внутренняя) реальность.

Человеку разрешается ставить под сомнение некоторые политические симулякры, потому что этого требует "общество репортажа о панк-молебне" (бывш. "общество спектакля"). Однако во все остальное он должен истово верить, если не хочет умереть с голоду, а за некоторые ложные сущности обязан кидаться в бой по первому намеку государства (своего или чужого, зависит от жизненных обстоятельств).

Но человек обречен жить среди фантомов не потому, что так решила какая-то тайная ложа. Дело в том, что самая его сердцевина, ядро, само его "я" – тоже является лингвистически обусловленным симулякром. Его нет нигде, кроме как в отражающих слова зеркалах сознания. А там оно появляется точно так же, как нарисованное облако, озеро или башня – с той только разницей, что вместо вырезанных из бумаги силуэтов к глазу незаметно подносят укрепленную на иголочке букву "Я".


Откъсът е предоставен от издателството "Ексмо" 

"Российская газета". Всички права запазени.